Дом

Один день из жизни православного прихода

Один день из жизни православного прихода

Ход

ход

монокль

монокль

 

Вернуться в Малую Гусиху


- Вот здесь стояла наша школа. Она была начальная – четыре класса. Учились мы в две смены, потому что в одну не умещались. Вот здесь был класс, а здесь – комната, в которой жил директор Алексей Иванович Корнев  с женой. Они возле школы разбили небольшой садик, летом созывали нас собирать смородину, и тут же нам эту смородину раздавали. Вон те березы старые здесь – с тех времен, они нашу школу помнят. Здание хорошее было, добротное, вот, смотрите, какие  полы.

Валентина Петровна разгребает выгоревшую желтую траву, и я вижу остатки покрытия из цветной плитки.

 

Сколько их у России – умерших и умирающих сел, деревень? Сотни тысяч. Это подлинная трагедия. Мы не станем сейчас анализировать все ее причины – исторические, экономические, культурные, духовные. Мы расскажем о людях, которые не согласны; которые упорно защищают свою малую родину и надеются не дать ей умереть. Общаясь с этими людьми, мы очень хорошо почувствовали, что без малой родины нет большой.   

Проезжаем Базарный Карабулак – и дальше, в лес. Липовка, за нею Большая Гусиха, затем – Гусиха Малая.

В Липовке живет Валентина Петровна Кузина, в девичестве Алёнина. Она уроженка Малой Гусихи, а в Липовку  вышла замуж – и с той поры заведует Липовским детским садом. Тридцать два года уже заведует, и очень рада, что в Липовке, по крайней мере, не переводится детвора.

Валентина Петровна – младшая из десяти детей супругов Алёниных, Петра Павловича и Анастасии Ивановны. Все ее братья и сестры собираются на ежегодные (с некоторых пор)  июньские встречи уроженцев Малой Гусихи. Первый раз – в 2008 году – собралось около шестидесяти человек, а последний, этим летом – уже 117. Встречи эти и радостны, и печальны: легко ли смотреть на развалины, на заросшие кустарником пустоши, где когда-то стояли добротные избы…

В этом году уроженцы Малой Гусихи обратились к иерею Сергию Петриченко, настоятелю храма во имя святителя и чудотворца Николая в Базарном Карабулаке – попросили его отслужить молебен на источнике, который издавна именуют Часовенным (стояла здесь когда-то часовня) и панихиду на могиле иеромонаха Пантелеимона.

Вот она, эта могилка. Ветхий деревянный крест, самодельная табличка, прибитая большими гвоздями. Табличка на соседнем кресте – «инокиня Анисия». Валентина Петровна рассказывает, что инокиня Анисия жила в Вольском монастыре, а в Малую Гусиху приехала к родственникам  - после того, как новая власть вольскую обитель разогнала. Ее дальняя родственница  предоставила Валентине Петровне старую фотографию батюшки Пантелеимона – на ней он снят с пожилыми деревенскими женщинами. Батюшка Пантелеимон был, судя по всему, последним в Малой Гусихе священником. Рассказывают, что ранее он жил в Киево-Печерской Лавре, а в Саратовскую губернию прибыл с Соловков. Более точных сведений пока нет, но это дело времени – земляки взялись за историю малой родины всерьез, они намерены написать книгу

- Скоро мы эту могилки обиходим, они совсем не так будут выглядеть, - говорит отставной полковник танковых войск Александр Васильевич Макейченко. Он рассказывает нам, что стоим мы сейчас – не просто возле кладбища, а на месте разрушенного храма, построенного в 30-х годах позапрошлого века и освященного во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Скоро здесь будет установлен памятный крест. Деньги на этот пятиметровый дубовый крест собирали по сторублевке. Крест уже почти готов, он лежит в Липовке, и Александра Васильевича мы час назад нашли  – над этим крестом, с рубанком в руках.

Полковник не местный. Малую Гусиху в качестве постоянного места дислокации он выбрал, отдав родине долг сполна, и даже проведя шесть лет в одной восточной стране в качестве  военного консультанта у сына тамошнего президента. Более храброго защитника липовско-гусихинских рубежей теперь уж не сыскать.

Спускаемся к Часовенному источнику. Возле него – дощатая будочка, в ней – хронически накрытый стол. Чрезвычайно доброжелательный местный алкоголик жалуется на малогусихинскую жизнь и предлагает нам набрать святой воды в бутылку из-под водки. Я спускаюсь к воде умыться…И понимаю, что не зря эта вода слывет целебной. Остановиться трудно! Так бы, кажется, и набирала ее в ладони, и окатывала ею лицо – в десятый, в сотый раз, до бесконечности.

Александр Васильевич очень хочет показать нам, какой замечательный вокруг лес и какой вид открывается с Караульной горы. В лесу пахнет пареной березой, как в деревенской баньке, виной тому – засуха, сжегшая березовый лист, и подступивший уже ливень с сырым ветром. В хорошее лето здесь – невероятное количество грибов, включая грузди и рыжики. «Вот она, родина» - говорит наш танкист на Караульной горе, указывая на сожженные солнцем  поля, пожелтевшие холмы и темные острова хвойного леса…

Почему люди не могут жить в этом чудесном месте? Жить хорошо, дружно, трудясь, оберегая природу?

Но нам пора из Малой в Большую Гусиху.

 

 * * *

 Анатолий Иванович Фомин в Большой Гусихе - самый что ни на есть коренной житель: «И деды мои здесь родились, и прадеды». Он пчеловод, охотник и рыбак, человек простых и твердых жизненных убеждений:

- Старинку (именно так – старинку, а не старину) забывать не надо. То, что не нами построено, не нам и рушить. Сила Божья велика, я это на себе много раз испытал и всем скажу.

В Большой Гусихе тоже была церковь, конечно – Александра Невского. Анатолий Иванович  помнит ее уже превращенной в колхозный клуб: «Первое кино, которое я там видел, было – про Кащея Бессмертного». Потом клуб стал не нужен, и здание разобрали. А несколько лет назад произошло вот что: экскаватор, рывший траншею под очередную водопроводную трубу и подошедший к месту разрушенного храма, вскрыл могилу священника.

Анатолия Ивановича больше всего поразило то, что собравшиеся вокруг неожиданной находки мужики ругались матом. Не зло, а по привычке выражать таким образом любые эмоции.

- Я их одернул, а могилку опять засыпал, камнями заложил,  и запомнил это место, а в этом году, как раз на Радоницу, крест сделал.

На простом деревянном кресте – иконка и табличка «Здесь покоится прах батюшки настоятеля».Хотя даже дотошный полковник Макейченко, проведший уже немало времени в архивах, не может пока сказать в точностью, чья именно эта могила. Имя священнослужителя предстоит установить.

Второй крест Анатолий Иванович установил на месте снесенного храма. Местные жители приходят к этим крестам помолиться. Мы приехали как раз на Преображение, на Яблочный Спас – возле обоих крестов лежали яблоки.

 

* * *

 

 Возвращаемся в Липовку. Полковник Макейченко рассказывает про ее основателя – петровской эпохи полковника Степана Алмазова, про последнюю липовскую помещицу Веру Ростовцеву, сестру милосердия, участницу Русско-Японской войны; про то, что в Великую Отечественную одна только Малая Гусиха получила сорок шесть похоронок…

- В книге, которую мы напишем, каждому селу будет посвящена отдельная глава: Липовке, Малой Гусихе, Большой Гусихе, Белому Ключу…

Материал будущей книги увесистой папкой – у меня на коленях. Книга включает в себя не только архивные разыскания, но и трогательные воспоминания уроженцев этих сел, в частности, сестер Алёниных: о детстве в огромной и дружной крестьянской семье, об удивительно добрых и мудрых родителях, умевших, несмотря на все тяготы, управлять хозяйством и воспитывать детей без гнева и наказаний – одной любовью.

В архивных разысканиях Александру Васильевичу помогает дочь Ольга: она экономист, но история увлекла ее, и она намерена продолжать. А ее отец тем временем создал  Липовке настоящий краеведческий музей. Экспонаты - от деревянного молотильного цепа до первого телевизора с крохотным экранчиком. Экскурсовод Валентина Георгиевна берет указку и начинает рассказ…

В Липовке тоже был храм, конечно – Рождественский. И его тоже снесли. Три села – три разрушенных храма… Но, по словам упомянутого уже здесь священника Сергия Петриченко, храм в Липовке будет – место уже отведено, и молебен на этом месте отслужен, и люди есть, готовые помочь. Земляки очень ждут этого. Они понимают: экономика экономикой, но начало жизни в духе. Ну а пока…

«То, что мы делаем – это наш посильный вклад. Надо восстановить хотя бы малую часть из того большого, что было безвозвратно утрачено.Помоги нам, Господи!»

Это из письма Натальи Петровны Сергиенко, урожденной Алёниной, ныне жительницы Пугачевского района, в редакцию журнала.

 

текст М. Бирюкова.